Земледелие будущего — накормит всю планету

Written by sovxoz   // 22.10.2013   // 0 Comments

Земледелие будущего

Земледелие будущего

?Страна с самыми плодородными землями в мире? — в обыденном сознании наших соотечественников такая характеристика Украины давно стала одним из постоянных эпитетов. Его повторяют автоматически и почти не задумываются, насколько сказанное соответствует действительности. Но если взглянуть на него беспристрастно, то сразу бросятся в глаза по крайней мере две натяжки. Во-первых, в регионах вне Украины также почвы, по плодородию менее не уступают нашим. Во-вторых, привычное интенсивное хозяйственное использование пахотных земель без достаточных мер с восстановления неуклонно ведет к их истощению, потере основного и ценного компонента — гумуса.

Черное, но уже не золото …
Стоит посмотреть материалы почвоведческих исследований и сухие цифры скажут больше, чем самые красноречивые ораторы. В 1986 году проведено обследование того, как изменился типичный чернозем 54 лет. Целина, не обрабатывалась, на время отбора проб десяти верхних сантиметрах почвы содержала 10,4 процента гумуса, тогда как рядом в пашне был только 5,6. Следовательно, потери составили около половины. В следующих десяти сантиметрах эти показатели составляли, соответственно, 7,8 и 5,7 процента, то есть в минус ушло еще более двух процентов. В целом, по подсчетам специалистов, на каждом гектаре потеряно примерно тридцать тонн гумуса. Черное золото, как високоштильно именуют богатые черноземы, перестает быть золотом и постепенно превращается в глину и песок.
Это можно проиллюстрировать на конкретном примере Винницкой — области преимущественно аграрной. Сравнив результаты обследований, проведенных в 1964-1970 и 1999-2003 годах, увидим аналогичные результаты, правда, с определенной разницей: темпы обеднения почв стали гораздо ниже, но процесс продолжался и дальше. Почему-то совсем не утешает, что это общемировая тенденция и в землях сельскохозяйственного назначения постепенно снижается содержание гумуса в разных странах на разных континентах.
С этим явлением боролись. Считалось, что достаточно вывезти на поля в виде перегноя такое же количество органики, которая убирается с урожаем и выносится ветряной и водяной эрозией, как все станет на свои места. Но практика не подтвердила рекомендации ученых. Этом оказалось недостаточно — процент главного ?носителя? плодородия продолжал падать, хотя и медленнее. Научные подходы, основанные на принципе ?взять все от природы?, исчерпали себя окончательно.
Подземные союзники
И тогда задумались о вещах, о которых знали, но не придавали действительно серьезного внимания. Ведь что такое, собственно, почва? Это маленький густонаселенный мир, имеющий свои законы развития и свою архитектуру, которая складывалась на протяжении миллионов лет. А что такое традиционный способ обработки земли плугом, при которой орала вгрызаются в землю на несколько десятков сантиметров и еще перебрасывают пласт? Его можно сравнить с разрушительным ураганом, с катастрофой для жителей подземного мира, является производителем гумуса. Едва они успевают опомниться и начать восстановление, как сваливается новая катастрофа. И так — каждый год.
Одна только мысль отказаться от ежегодной вспашки, как делали потомственный, и поискать другие методы сотрудничества с ?населением? почвы, казалась крамольной — где там уже решиться на действие. И все-таки подобный проект в 1970-е годы попытались реализовать под руководством Семена Антонец в одном из хозяйств Шишацкого района на Полтавщине. Новая технология оправдала себя очень скоро: возросла урожайность, менее энергозатратным стал обработку поля, оказались другие существенные преимущества. А главное — неслыханное дело! — За несколько десятилетий в почве выросло содержание гумуса.
Впрочем о сам этот эксперимент написано немало. Значительно меньше — о том, почему он так и оставался всего лишь экспериментом и не распространялся. Причины, очевидно, заключались как в привычной консервативности людей, занятых в аграрной сфере, их нежелании рисковать, так и в отсутствии экономической заинтересованности при советской модели хозяйствования — ее инерция тянулась до конца 1990-х.
Три часа, которые перевернули жизнь
Стремительный кучмовское реформирования сельскохозяйственных предприятий — несмотря на ряд негативных проявлений — всего было стратегически верным, потому приносило личное интерес в результатах деятельности. Среди владельцев и руководителей новых обществ появились, конечно, и такие, кто пришел заработать сто рублей и смыться, и такие, кто понятия не имел, за что берется. Но пришли и те, кто работает на земле избрал своим главным делом.
Перед глазами Игоря Пачевского всю жизнь был образец отца — Анатолия Мартыновича, сегодня одного из двух Героев Украины, которые должны Виннитчина. Звание действительно заслуженное, потому возглавляемое им общество ?Радовское? лучше не только в Калиновском районе, но и находится на первых позициях в области. После окончания аграрной академии с дипломом инженера-механика Игорь Анатольевич пришел в КСП на должность специалиста по эксплуатации, с которой началось карьерный рост. На начало реформирования работал уже заместителем по вопросам технической политики начальника областного управления.
Но как раз перед тем у него состоялась встреча, которая многое изменила в жизни. Тогда на день поля в область приехал Федор Моргун — бывший первый секретарь Полтавского обкома партии, при котором начинался эксперимент Семена Антонец. После захода Пачевского попросили отвезти гостя в Киев, и всю дорогу — целых три часа — они до хрипоты спорили. Моргун оказался пылким сторонником бесплужной земледелия, Пачевский, со своей стороны, тоже приводил контраргументы. Однако разговор запомнился глубоко в душу и заставила много привычных вещей взглянуть по-новому.
Когда пошла ?революция? в аграрной сфере, Игорь Анатольевич принимает принципиальное решение: оставляет теплый кабинет в управлении и идет руководителем только что созданного частно-арендного сельскохозяйственного предприятия ?Нападовский? в селе Нападовке, соседнем с его родным Радовка. Средств на начало работы не было, и за первый банковский кредит он рискнул заставить собственный дом.
Первый сезон повели за привычными аграрными технологиями, но недавний спор не давала покоя, поэтому Пачевский вскоре собрался в путь на Полтавщину, чтобы увидеть все своими глазами. ?Труднее всего было себя переломить в этом, а потом уже убедить главных специалистов?, — вспоминает он. На второй раз поехал вместе со специалистами, которые до скептически примружувалы глаза, когда заходило о новации. Увиденное убеждало, поэтому уже в следующем сезоне решили попробовать работать без плуга. И уже через год получили обнадеживающий результат, который следовало углублять.
В подольских — собственная гордость
— Да что там рассказывать — поехали на поля, сами убедитесь. — Игорь Анатольевич энергично поднимается, приглашает покинуть кабинет, сам садится за руль.
Воистину: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Ковер озимой пшеницы, покрытый густым ровным кружевом строк, выгодно отличался от других полей, на которые неделю с болью в сердце мне пришлось смотреть в Шаргородском районе, за 60-70 километров. Тот напоминал платье с огромными пятнами: клочья озимых вперемежку с такими же кусками поля без всякого зеленого ростка. Засушливая осень сказалась, отдельные хозяйства в соседних районах потеряли до 90 процентов озимых посевов. А здесь зеленеет — словно оазис. НЕ удерживаюсь от вопроса: за счет чего?
— Это поле четыре года не знало плуга, — Пачевский гордо всматривается в посевы, затем недовольно покачивает головой на только ему заметные дефекты — рваные строки — и рассказывает. — Надо пять лет, чтобы восстановилась структура почвы, и мы уже к этому подходим, поэтому он теперь прекрасно аккумулирует и удерживает влагу. А если бы вспахали — все запасы воды испарились бы.
Несомненными стали и другие преимущества, и прежде всего — рост урожаев зерновых при меньших затратах топлива. Скажем, к переходу на систему поверхностной обработки земли в Нападовке собирали по 35-40 центнеров гороха с гектара. Году урожайность этой культуры составила 58 центнеров с гектара.
Игорь Пачевский (и в этом видно отца школу) ко всему подходит творчески, экспериментирует, так что о механическом заимствовании чужого опыта не идет. Например, выращивание сахарной свеклы продолжается так, как и было раньше, — после вспашки. Попробовали его посеять после поверхностной обработки земли дисковыми боронами — и получили урожайность на 50 ц ниже, чем на контрольном поле. Конечно, вспашка разрушает структуру почвы, но на это вынуждены идти, ибо данная культура любит глубокий рыхлый грунт. По его мнению, в Нападовке уже, в основном, сформировались технологии, оптимальные для этих земель и этой климатической зоны.
За несколько лет ?Нападовский? поднялось на ноги, окрепло (конечно, по возможности окрепнуть в нынешних условиях), и уже к нему ?под крыло? начинают проситься сельскохозяйственные общества из соседних сел. Одной из первых пришла Адамовка, и там уже второй год выращивают культуры без использования плуга. По моего присутствия в Пачевского приехал руководитель другого хозяйства на переговоры. В аграрном секторе выразительнее еще одна тенденция — к объединению и укрупнению, поскольку в свое время реформирования Измельчила сельскохозяйственные предприятия, нередко на месте одного появлялись пять новорожденных, и некоторые до сих пор не могут свести толком распределение имущественных паев.
Внимательно присматриваются к начинанию Нападовка и в других селах района. Приезжайте, смотрят, сравнивают и начинают вводить у себя. Даже опытный Анатолий Пачевский — и тот пристально следит за опытом сына, заимствует лучшие приемы.
Поверхностное возделывание земли — правда, пока в виде отдельных элементов — пробивает дорогу и в других районах. А вот как целостную систему его пробуют ввести, кроме Нападовка, в Писаревке Ямпольского района, и это имеет по-своему принципиальное значение, так как село находится на полтораста километров южнее, там другие особенности почвы, другой рельеф, другой — теплый и сухой — климат.
— Здесь не требуется администрирования — сама жизнь заставляет перейти на новые технологии, и это произойдет, — так оценивает распространение новаторских веяний заместитель начальника управления сельского хозяйства облгосадминистрации Владимир Франков.
?И извинился перед червями …?
До этого речь шла о сельскохозяйственной индустрии, где имеются и дипломированные специалисты, и технические и финансовые возможности. А как быть с огородами граждан, где действует единственный и, наверное, самый консервативный технологический принцип: так делали наши родители, так делаем и мы? Можно и здесь ввести новшества? Как-никак, тенденция к уменьшению содержания гумуса в почве не обходит i частный сектор.
Оказывается, революция возможна и на приусадебном участке, и от нее — тоже большой эффект. Как это сделать, автору продемонстрировал житель села Агрономичное под Винницей Василий Емельянович Гоменюк. Он не только влюблен в огородничество энтузиаст, а профессиональный агроном, кандидат сельскохозяйственных наук, заведующий отделом охраны плодородия почв центра ?Облгосплодородие?, и является убежденным сторонником поверхностной обработки земли, поэтому свой домашний проект разрабатывал с глубоким знанием дела.
У его дома даже не город, а лишь небольшой участок на несколько соток, помережена рядом поперечных плодородных гряд и междурядий. Ходить разрешено только по последним, чтобы не уплотнять землю и не разрушать внутреннюю структуру, не вредить червям и другим насекомым, жизнедеятельность которых и обеспечивает плодородие почвы. Грядки не копает — лопата их касается дважды в год — при посадке и выкопке картофеля, остальные обработки производится по поверхности.
— Вот я пнул, засыпал ямку — и извинился перед червями за то, что потревожил, — шутит Василий Емельянович.
Урожаи, которые соседи считали бы очень большими, для Гоменюка стали привычной вещью. Из каждых трех коряг он набирает полное ведро картошки, и каждая картофелина — как на подбор. Маленький участок полностью обеспечивает семью из шести человек овощами на всю зиму.
— Разве здесь можно трудно наработаться, как на большом огороде? Это все равно как прогулка — одно удовольствие, а результат тот же, — он кладет лопату и продолжает, до роскошных, в половину человеческого роста, кустов помидоров …
Что же, земля, наверное, действительно — черное золото. Но только в умелых руках мыслящих хозяев.


Tags:

Земледелие будущего


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code