У фермера мозги никогда не отдыхают

Written by sovxoz   // 27.10.2013   // 0 Comments

мозги никогда не отдыхают

мозги никогда не отдыхают

По разным данным, в Крыму около 2400 фермеров. Цифра якобы солидная, однако погоды в аграрном секторе автономии она пока реально не делает. Это признает собеседник фермер почти с 12-летним стажем, президент здешней Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Сергей Тур. Ведь его коллеги смогли только 5 процентов общекрымскому производства зерна. Правда, на рынке овощей и фруктов их удельный вес несколько выше, но все же не настолько, чтобы констатировать прогресс или вообще поразительные перемены в фермерском движении.
?Государство легко бросила нас на произвол судьбы?

— Мне сказали, что в рядах вашей ассоциации находится примерно 15 процентов фермеров региона. Понятно, вы — не политическая партия, чтобы заниматься количественным показателем. И все же, почему малые и крупные землевладельцы не довлеют к объединению, ведь, как говорится, вместе и отца легче бить? Или уже такой характер постколгоспнои человека, еще долго будет остерегаться куда-то вступать?
— Мы с самого начала предполагали, что в ассоциацию потянутся землевладельцы, которым действительно нужна юридическая, практическая, технологическая помощь. Например, когда с ними несправедливо поступила налоговая, когда хозяйство через техосмотры раздирают гаишники или, скажем, когда грабят, а милиция и не пошевелится. Вот тогда они к нам приходят и просто взывают о поддержке! Также к нам обращаются и за материальной помощью и, получив ее, тоже становятся членами нашей ассоциации. Ведь начинают понимать самую сущность. Сразу после реформирования КСП и приватизации земли численность ассоциации возрастала. Теперь — наоборот. Из молодежи практически никто не идет в фермеры. Даже в наших семьях существует проблема — кому оставить хозяйство по наследству, потому что дети воочию видят, какой это нелегкий хлеб, как непросто вести бизнес на земле.
— Чем это обусловлено?
— Думаю, государство в свое время допустила большую ошибку, раздав землю всем желающим. Еще раз сработал социалистический принцип вроде справедливости. Хотя на квалификационной комиссии мы и говорили: отдайте те 900 гектаров трем-четырем специалистам, имеющие диплом и понимают в сельском хозяйстве. Вообще же, как мог бывший секретарь райкома или райисполкома рекомендовать сельсоветам, как делить землю? Но случилось как случилось. В результате свои несколько гектаров получили и врачи, и военные. В первые годы хозяйствования они что-то там за счет КСП сеяли, собирали. О какой-то там агротехнику и речи. Подорожали составляющие себестоимости урожая. И новоявленные хозяева начали терять интерес к земле. Сейчас она зарастает сорняками. Это во-первых. А во-вторых, государство, породив нас легко бросила на произвол судьбы.
— Что вы имеете в виду?
— Прежде ценовую политику. Чем больше мы производим продукции, тем эта политика становится хуже. Поэтому и обрывается вера в завтрашний день, в то, что государство действительно имеет целью развитие сельского хозяйства.
Возьмите, к примеру, нынешнее перепроизводство зерна в Украине. Мы говорим: государство, если ты ответственный и честный перед своими фермерами, любой трейдер. Денег у тебя нет, чтобы сразу выкупить у нас все зерно. Мы готовы, скажем, на три месяца отдавать его бесплатно, чтобы государство реализовало, и только после этого рассчиталась с нами. А взамен мы и в дальнейшем под флагом частной собственности решаем свои проблемы.
— Из ваших слов — просто. Так почему не действуют так и в ваших, и в интересах государства те же ГАК ?Хлеб Украины? или Госрезерв?
— В моем понимании есть, например, руководитель ?Хлеба Украины? и есть с десяток зернотрейдеров. Не исключаю, что они стимулируют этого государственного чиновника, чтобы он не развивал бурную деятельность. То есть речь идет о банальной коррупции.
— А не может ей помешать более-менее прозрачный, цивилизованный механизм аграрной биржi?
— И Корнийчук (министр АПК Крыма. — Авт.), И Пробей-Голова (глава налоговой администрации автономии. — Авт.), Который создал агробирж, пытаются побудить всех 800 производителей зерна в Крыму цивилизованно торговать через такую ??биржу. Не со склада не из-под комбайна на поле продавать свою продукцию. Но каждый хочет заработать, намаеться соглашение скрыть, считая себя самым хитрым. Поэтому загнать людей на биржу сегодня практически невозможно.
?Замкнутый круг?
— Вот он классическое проявление двойных стандартов: требуем от государства открытости, поддержки, а сами заботимся исключительно о личном интересе …
— А где у государства интерес? На той же агробиржи она выступает лишь покупателем. Если заказчиком, я туда побежал бы первым. Заказчиками являются зернотрейдеры — их в Крыму пять-шесть. Они и устанавливают цену на зерно. Государство же пытается играть в рыночные отношения. Если называть трейдера перекупщиком, то мы должны понимать, что подобные структуры существуют во всем мире. Вопрос только в том, сколько зарабатывают там и сколько здесь. У нас минимум 20 процентов зернотрейдер зарабатывает на том, что, взяв у меня продукцию, оплачивает ее транспортировки в порт. Государство еще и возвращает ему 20 процентов за то, что трейдер ввозит в страну валюту. И при этом государство говорит: если мы отменим возврата НДС, тогда трейдер еще на те же 20 процентов опустит цену на ваше зерно — и вы ничего не заработаете. Мол, государство нам помогает. Но она же дотирует не производители, а посредника — вот в чем большая разница.
Вся беда в том, что сегодня бал правит в Украине чиновник. Это, как правило, вчерашний бизнесмен, переписал свой бизнес на членов своей семьи и управляет им в свободное время. Надеяться на то, чтобы такой чиновник лоббировал интересы производителей или государства, — это абсурд. Потому он понимает, что если пойдет с госслужбы или политики, бизнес должен кормить его в дальнейшем. Замкнутый круг. Поэтому нужно потихоньку и постепенно удалять бизнес от политики. Другого выхода я просто не вижу.
— Сергей Васильевич, подводя итоги нынешних жатвы, аграрный министр Крыма Анатолий Корнейчук заявил, что в следующем году местные аграрии вынуждены значительно сократить посевные площади под зерновые культуры, поскольку, мол, выращивать их на полуострове все более менее выгодно. И чтобы компенсировать свои расходы, сельхозпроизводители должны доказать урожайность, например, пшеницы в 36 центнеров с гектара при нынешних 22. Основная причина общеизвестна — цены на топливо, растут. Неужели ситуация так безнадежна?
— Не совсем так. При соблюдении нормальной технологии на гектар колосовых зерновых ложится 1200-1300 гривен расходов. Правда, при урожайности 30 центнеров. Это тот порог, который при нынешней ценовой политике позволяет иметь 200-300 гривен прибыли с гектара. Но если топливо ?взлетит?, скажем, до 7 гривен за литр, тогда зерновое производство станет нерентабельным. Поэтому приходится думать: ?взлетит? оно до этого уровня или нет. И заодно искать возможность класть яйца, то есть оборотные средства, в разные корзины. Ведь так не бывает: бросил зерно в землю — и ждешь урожая. Ежедневно ежеминутно думаешь, как удешевить себестоимость, упростить технологию, но при этом не потерять урожайность. Мозги у фермера никогда не отдыхают от мысли, что будет завтра, какая продукция будет востребована в том или ином регионе, наконец, куда и как вернет государство.
?За рубежом ненамного лучше?
— Расскажите о своем хозяйстве. На чем оно специализируется, как вы приспосабливаетесь к рынка.
— В хозяйстве 1300 гектаров угодий: 50 моих личных, остальные арендуем у пайщиков Симферопольского района. Зерно мы никуда не продавали, с пайщиками рассчитываемся своевременно. Обходимся без кредитов. Году имели 900 гектаров зерновых, но будем сокращать посевы до 500 гектаров. Урожай пока сохраняем у себя. Сейчас устанавливаем и сразу модернизируем зерноочистительный комплекс отечественного, житомирского, производства. Начинаем заниматься семенниками многолетних культур. Сегодня это рискованно, но можно и угадать. Также мы переходим на капельное орошение. Выращиваем свеклу, капусту, картофель, помидоры. Есть сад, сто единиц крупного рогатого скота, 300 свиней. Пытаемся наладить переработку мясной продукции, но замысел государства дотировать сельхозпроизводителей через сдачу продукции перерабатывающим предприятиям пока не срабатывает.
— Вам, наверное, приходилось изучать фермерский опыт за рубежом, есть с чем сравнивать. Какие у нас перспективы?
— Изучал не только саму деятельность фермеров во Франции, Голландии, США и Венгрии, и то, к примеру, как создают подобные ассоциации, как они влияют на общественное мнение, политику. Вывод такой: в одной из тех стран фермеру труда не живется. С нашими нищетой нам кажется, что иностранцы просто купаются в роскоши. Ведь средний фермер получает в год на семью с учетом дотаций 50-100 тысяч долларов прибыли. Но и расходы там значительно выше, нигде не украдешь, ?шары? нет. В их понимании они просто живут, имея дом, две-три автомашины в кредит на семью, любимое дело. И государство, о них заботится. Но при этом фермеру нужно четко следить за ходом событий в стране, по передовым технологиям, потому конкуренция на рынке большая.
Недавно я побывал в Венгрии. В советское время я бы просто ахнул. Но сегодня я не заметил такого уж контраста. Да, там люди живут лучше. Но уровень сознания, отношение к земле, государственности в очень изменился. В Венгрии нам рассказывали о том, что мы не только знаем, но и практикуем в своем хозяйстве. Мы поднялись очень сильно, и результаты есть. Изменения в наших мозгах — это очень много значит.
— Значит, вы оптимист?
— Я оптимист сдержанный. Точнее, я не пессимист, хотя прекрасно понимаю процессы в стране и власти. Хотя бы потому, что за эту власть я боролся на Майдане. Но у государства остается очень много промахов, которые следует немедленно исправлять, а не только постоянно обещать их решения.
Крым.


Tags:

мозги никогда не отдыхают


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code