Полтора десятилетия власть не может навести порядок в сахарной отрасли

Written by sovxoz   // 27.10.2013   // 0 Comments

 порядок в сахарной отрасли

порядок в сахарной отрасли

О такой погоде в начале копания свеклы и о таком качестве сырья, как в году нынешнем, сахаропроизводителям нашей климатической зоны приходится преимущественно мечтать. Отсутствие дождей позволяет беспрепятственно и непрерывно работать технике, не вязнет в розгаслий черноземной грязи, а сухие теплые дни позволили корнеплодов достичь очень высокого уровня сахаристости — он в некоторых хозяйствах ?зашкаливает? за 17 процентов (для сравнения можно сказать, что в прошлом году сахаристость была в среднем на 2,5 процента ниже).
С 20 сахарных заводов Винницкой (этот регион давно лидирует в области), которые объявили о работе в нынешнем сезоне, с началом 19 сентября запустили технологические линии, один этот процесс немного отсрочил. Конечно, не обходится и без определенных минусов: твердокаменный, пересушенный грунт чаще ломает агрегаты, ?не хочет? отпускать корни, из-за чего часть урожая остается в земле, уменьшается срок их хранения. Но уже сейчас прогнозируется, что отрасль выйдет на прошлогоднюю цифру валового выпуска сахара.

Игра на проигрыш
Однако шесть месяцев назад ожидания были намного хуже, и прежде всего по тем рукотворные системные проблемы, что уже не один год сотрясают сахаропроизводство, и верховная Украинская власть не спешит положить им конец. На непродуманные действия правительства, ранней весной инициировал снижение таможенных ставок на ввоз дешевого импортного сахара-сырца, аграрные хозяйства отреагировали мгновенно. Опасаясь, что осенью отечественный сахар может стать неконкурентоспособным на внутреннем рынке, крестьяне сократили площади посева сахарной свеклы. Часть полей, предназначенных для него, отдали под другие культуры, а значит, априори закладывалась недозагруженность мощностей сахарных. Сейчас только удивительно благоприятные природные условия позволяют догнать прошлый год вала.
Логику поведения правительства при таких обстоятельствах понять трудно, ведь в Украине сложилась уникальная ситуация, когда потребность в главном сладком продукте полностью обеспечивается национальной экономикой: около 1,7 миллиона тонн сахара производится и столько же потребляется. (Кто сомневается, может сам это подсчитать даже без калькулятора, исходя из того, что взрослый человек по норме потребляет в год в среднем 38 килограммов сахара). Вместо того, чтобы облегчить деятельность национального товаропроизводителя в данной отрасли, правительство Тимошенко пыталось ее усложнить, взорвав рынок сбыта, что толкнуло сахароваров к акциям протеста под стенами парламента.
Не удивляет, что подобные вещи витворялися в предыдущие годы старой властью, когда Верховная Рада принимала, а Президент подписывал законы о ввозе в страну тростникового сахара-сырца в размере то 260 тысяч тонн, то 360 тысяч тонн, что обваливали и цены на сахар, и финансовое состояние предприятий. И то, если не принимать во внимание поток контрабандного сахара, мощность которого трудно оценить (?УМ? писала об этом неоднократно).
Должно бы удивлять, что ту же практику унаследовала власть новая. В конце лета по распоряжению Премьер-министра в Украине ввезено 140000 тонн сахара-сырца (по заключению специалистов сахарной отрасли, такое распоряжение противоречит сразу трем законам). На словах, все делалось для снижения розничных цен. Но загвоздка в том, что причина высоких цен на сахар не в его недостатке — переходящие остатки с прошлого сезона составляют 600 тысяч тонн, — а в монополизации рынка несколькими трейдерами, которые скупают товар по дешевке и потом согласованно накручивают цены.
Так что основания для нынешнего импорта сахара-сырца, скорее всего, были не экономические. Сладкий продукт стал своеобразной палочкой-выручалочкой в ??случаях, когда нужно быстро заработать энную сумму денег для определенных целей. А особенно — в канун избирательной кампании. Как-никак, на одной тонне импортер получает ?чистыми? 750-800 гривен …
И в то же время Кабинет Министров остался глух к весенней предложения Национальной ассоциации сахаропроизводителей по изменению условий кредитования отрасли, поскольку нынешняя система является кабальным и держит предприятия буквально на коленях перед банками.
?Большего удара со стороны правительственных структур, чем правительства Тимошенко, лично министра экономики Терехина, никем не было сделано для сахарной отрасли?, — так в разговоре с корреспондентом ?УМ? подытожил описаны события исполнительный директор ассоциации ?Подольесахар? Леонид Козодой.
Получается, какие бы политические игроки не появлялись на поле, сахарщики всегда в проигрыше, потому объективно ситуация ухудшается. Из 32 сахарных Винницкой (это те, кто остался с прежних 39) в прошлом сезоне десять не работали, ворота перед производителями сырья открыли двадцать два. А в 2005-м их стало еще меньше.
Для того, чтобы лучше понять тенденции, следует внимательнее присмотреться к предприятиям, владельцы которых действительно попробовали работать на перспективу, и вскоре оказались в тупике и сейчас производство уже не запустили (не будем считать тех напивдилкив-полубандитами, пришедших в отрасль с единственной целью — заработать на металлоломе с искусственно разрушенных заводов).
Бросок ?по-партнерски?
Письмо из села Деребчин Шаргородского района, пришел в редакцию, скорее напоминал отчаянный крик о помощи. Остановился местный сахарный завод, построенный еще в 1877 года. Более сотни лет он работал, во времена Союза прошел реконструкцию и достиг мощности более 2000 тонн сахара в сутки и способности переработать за сезон до 200 тысяч тонн свеклы. ?Мы остались без средств к существованию, без работы. Работа в деревне не найти. Завод закрыт совхоз разрушено … Мы погибаем. Жизнь в селе нет. Вы — наша последняя надежда. Просим спасти наш завод и нас ?, — под этими строками стоят 334 подписи. Время было собираться в командировку.
Новейшая история предприятия короткая. После акционирования оно получает название ОАО ?Деребчинський сахарный завод?. В форме акционерного общества работает недолго, уже в 2000 году суд возбуждает дело о банкротстве. В январе 2002 года ЗАО ?Фирма? Дорожный ?покупает целостный технологический комплекс предприятия за 2068000 гривен, а через два месяца перепродает его только что созданном обществу с ограниченной ответственностью? ШАРГОРОДЦУКОР ?с потерями — уже за 1781000 гривен. Помимо завода, ?ШАРГОРОДЦУКОР? становится владельцем также 20 километров узкоколейки и соответствующей инфраструктуры, которая переходит к нему по соглашению от обанкротившегося Управление приднестровской подъездных железнодорожных путей.
Все говорило о том, что новые владельцы пришли на предприятие всерьез и надолго. Прежде три основные соучредители, которым принадлежит более 75 процентов уставного фонда, решили экономически заинтересовать партнеров-товаропроизводителей. Они пригласили руководителей семи прилегающих крепких сельхозпредприятий и предложили им 24 процента собственности общества и соответствующую долю в уставном фонде, резонно рассчитывая, что сахарная свекла те возить на ?свой? завод.
В первый же год провели реконструкцию моечного отделения, на что потратили более 400 тысяч гривен, на второй год такие же средства вложили в переоборудование печи. Понимая, что будущее за газом, около 50 тысяч гривен потратили для изготовления проектной документации на чотирнадцятикилометрову ветку газопровода, строить которую планировали всем миром, ведь газ пришел бы также и в Деребчин, и в окрестные села. Да и к социальным проблемам территориальной общины отнеслись с пониманием. Как рассказал Деребчинський сельский голова Федор Галайко, руководители завода по его просьбе обычно шли навстречу и помогали.
Первый сезон оказался неудачным — из-за плохих погодных условий замедлялось уборки свеклы, поэтому завод вынужден был останавливаться. Переделали 50000 тонн сырья, тогда как для выхода на самоокупаемость и для начала прибыльной работы нужно было минимум 60 000 тонн. На общем небольшие убытки махнули рукой: что же, в экономике бывает. Второй сезон тоже принес нам не дивиденды, а потери, потому что на завод завезли только 52 000 тонн сырья.
При подготовке к третьему сезону разговор инвесторов с партнерами-соучредителями была принципиальной. Они посягнули на ?святая святых? — на коррупционные схемы, которые не один год практикуются в отношениях товаропроизводителей и переработчиков, но о которых вслух говорить не принято. Дело в том, что руководители сельхозпредприятий нередко шантажируют сахарных, требуя от владельцев дополнительной оплаты в собственный карман. Скажем, по 2-3 гривны за каждую тонну сданного компанией свеклы. А то, мол, повезем сырье к конкуренту. И тогда начинается теневое соревнование между теми, кто больше заплатит, ?такса? местами достигает 10 гривен за тонну. (Другая откатанная схема — часть ?коллективного? свеклы кажется якобы от имени местного фермера, который за определенное вознаграждение отдает средства в карман председателя правления СОАО или СООО).
Партнеры-основатели молча выслушали новые требования, согласно которым расчет будет только по результатам сезона, пожали плечами и … повезли сырье не по 10-15 километров в Деребчин, а за 70-80 километров на другие заводы, что с точки зрения экономики предприятия является полным абсурдом.
При таких обстоятельствах ООО ?ШАРГОРОДЦУКОР? получило для переработки менее 30 тысяч тонн сахарной свеклы, вышло на себестоимость сахара 3 гривны за килограмм и с реактивной скоростью влетело в финансовые трудности, потерпев за 2004 год убытки в размере 1432000 гривен, а нарастающим итогом с начала работы — 2816000 гривен.
Чья рыбка в мутной воде?
Весной 2005 года нужно было рассчитаться с банком за средства, полученные год назад по кредитной линии. Руководство общества решает сохранить целостный технологический комплекс завода и вынуждено выставить на продажу железнодорожную колею. Новый владелец дороги без лишних разговоров режет рельсы на лом, и завод остается без подъездного пути. А дальше хозяйственные деребчинци уже сами берутся корчевать шпалы на дрова — не пропадать же добру.
Теперь уже речь не шла о начале нового сезона, так как со всех сторон наседают кредиторы: оплатите за мазут, по известняковый камень, за пусконаладочные работы — и так без конца. Исполнительный директор ООО ?ШАРГОРОДЦУКОР? Павел Щербатов только разводит руками: ?Сейчас стоит одна задача: выбраться из долгов. И мы готовы продать завод, который полностью сохранен ?. Но желающих покупать не видно, потому что без железной дороге он стал менее инвестиционно привлекательным.
Вчерашние партнеры-товаропроизводители сейчас кусают локти, потому отдаленные заводы, обрушив конкурента, сейчас выставляют совсем маловыгодные условия, а с учетом расстояния перевозок свекла становится почти золотым. Но ничего не поделаешь — поезд уже ушел.
Нарастает социальное напряжение и в селе, где живет более четырех тысяч человек. Сначала кучмовское ?реформирования? уничтожило совхоз, земельные паи граждан разобрали хозяйства соседних сел. Теперь остановился завод, на котором работало более 500 человек — своеобразная местная элита, передавала трудовые традиции потомственный. Высококвалифицированные специалисты разъехались по сахарных области, где их приняли с распростертыми объятиями. Человек по-настоящему испугала перспектива остаться без места работы — перед глазами руины Сосновецкий сахарозавода во Шаргородом, который прекратил существование два года назад.
Таким образом, для жителей села вчерашний инвестор-благодетель превратился во врага номер один. Агрессивно настроенные крестьяне не могут и не хотят понимать, что в тяжелых обстоятельствах не его вина — его беда. Две недели назад в квартиру, где живут исполнительный директор ООО ?ШАРГОРОДЦУКОР? и его заместитель (кстати, оба — наемные менеджеры), поздно вечером бросили бутылку с зажигательной смесью. Только по счастливому стечению обстоятельств обошлось без трагедии.
Между тем не переводятся желающие половить политическую рыбку в мутной воде, еще больше разогревая ситуацию, которая и без того грозит социальным взрывом. В Деребчин я встретил руководителя районной парторганизации коммунистов, приехавший ?готовить визит? народного депутата и по совместительству первого секретаря обкома Компартии Виктора Петрова. Этот народный избранник приезжает сюда впервые, но заводоуправления обходит стороной — спешит прежде к завтрашним избирателей, антикапиталистические настроения которых надо разжечь. Впрочем это вполне вписывается в неизменный символ большевистской партийной веры: ?Чем хуже, тем лучше?.
Правда, нагнетание конфликтных страстей имеет и еще один неприятный обратную сторону. Бизнес любит комфортные условия, поэтому современный собственник не спешить туда, где царит нестабильность.
Политика страуса
Ответственность за положение, которое сложилось в Деребчин, можно было бы попробовать вполне переложить на плечи самих собственников ООО ?ШАРГОРОДЦУКОР?, которые, мол, неправильно просчитали риски. Но беда в том, что они оказались заложниками общего состояния дел в сахарной отрасли государства, на момент распада Советского Союза получила 192 заводы — сладкий продукт из них расходился по всей гигантской стране, вывозился за границу в политических сателлитов. Украина такое количество сахарных не нужна, поэтому сейчас действует менее двух третей из них — около ста двадцати.
И вот от этого процесса государство на самом высоком уровне самоустранилось, заняв позицию страуса и фактически бросив отрасль судьбы. Потому что надо было идти на непопулярные решения и честно сказать: все сахарных все равно работать не будут. Многие из них или умрут хаотично, как это уже происходит с рядом негативных последствий, или их нужно будет закрыть планово, с учетом расположения в зонах свеклосеяния и перепрофилировать на выпуск другой продукции. Для этого необходима целевая государственная программа по соответствующим бюджетным финансированием. А перед тем необходимо принять закон о запрете демонтажа оборудования сахарных, который прошел первое чтение и застрял где-то в парламентских комитетах. Однако его следовало принимать не вчера и даже не позавчера, а десять лет назад.
И все же хочется закончить на оптимистической ноте. Потому, несмотря на описанную государственной ?помощи?, отрасль продолжает выживать, и есть положительные сдвиги. После трехлетнего простоя пришел инвестор на Капустянский сахарный, который скептики уже похоронили, и в этом году завод заработал. Новый владелец Соколовского сахарозавода потратил несколько миллионов, чтобы подвести газ, и теперь себестоимость продукции снизилась сразу на десять процентов. Люди верят, что нынешний сезон неизвестности все равно когда-то закончится.
Но вот когда — неизвестно …


Tags:

порядок в сахарной отрасли


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code