Почему после слов «Христос Воскрес» начинают петь соловьи?

Written by sovxoz   // 14.07.2014   // 0 Comments

Почему после, слов «Христос Воскрес», начинают, петь соловьи?

Почему после, слов «Христос Воскрес», начинают, петь соловьи?

Мы поселились в небольшом домике на краю села пять лет назад. Помню, еще только сошел снег, а в воздухе уже пахло весной. Я прожила в городе полвека, поэтому такой свежести никогда не испытывала. Как говорит моя единственная соседка баба Ульяна, весну надо чувствовать и вдыхать. Собственно, это она, та уже сгорбленная бабушка, и научила меня жизненным премудростям и несколько иначе смотреть на жизнь …

Дом на окраине села мы полюбили, когда осенью ходили по грибы. Темными окнами смотрела она в мир. Густая трава во дворе, покосившийся забор, обвалившийся крышу на сарайчике. Но, только ступив ногой на порог, где на дверях висел ржавый огромный замок, я поняла, что мне здесь хорошо.
— Немедленно хочу эту хату, — сказала мужу, — будет где отдыхать от городской суеты.
Как ни старался он меня отговорить, но все же мы нашли владельцев этого небольшого домика, заключили соглашение, заплатили деньги — и поздней осенью начали собственными силами делать там ремонт. Часто приезжали сюда на выходные. «Это какая благодать, иметь клочок земли под лесом», — думал я, когда мыла неокрашенную пол в комнате. И те отбеленные доски так пахли деревом! ..

***
Скрип в двери — я даже испугалась. На пороге стояла сгорбленная бабушка. Маленькая и сухонькая, словно из какой-то сказки.
— Вот и дождалась я наконец соседей, а то все одна и одна на хуторке. Слава Богу! — Сказала старушка, а я даже не знала, что ей ответить.
Впоследствии мы познакомились и уже даже ходили в гости к бабе Ульяне. Она, потеряв на войне мужа, так и осталась ему верной. Поэтому одиноко жила в хижине, построенной со своим Кириллом еще до начала Второй мировой. Эта проклятая война разрушила их тихое супружескую жизнь, забрала возможность продолжить род. Но бабушка уверена, что когда-то она со своей второй половинкой таки встретится. Там, на небе. Хотя жила в одиночестве, но в доме был порядок, чистенько и всегда приготовлено. Не раз мы ходили к ней на пироги. Такие вкусные я не ела нигде. А Ульянка, улыбаясь беззубым ртом, приговаривала: «Потому что мне не на кого злиться и замешиваю я тесто со спокойным сердцем». О, она добрая кухарка, хотя кукушка уже ей накуковала. А сколько это? Видимо, где-то за девяносто. Но она еще бегала, все приговаривала, что нужно за двоих отжить. И как бы ни намаялась, непременно в воскресенье шла в деревню к церкви. И меня приучила. А я, городская дама, даже не знала, как себя там вести. Баба впереди, а я плетусь сзади. Как попугай, делаю все, как она.
— Святых на иконах в лицо не целуй … Мы, грешные, недостойные такой чести … — шептала мне. — Когда много людей в храме, не лезь свечку поставить собственноручно. Литургию слушай … Как лезешь — еще большего греха сделаешь … Когда Царские ворота открыты, то никогда по храме топают и не выходи … А когда Евангелие читает батюшка, то стой, как камень, склонив голову …
Она не только наставляла, как вести себя в церкви. Через каких-то полгода я уже знала, как говорится, кто чем дышит в селе. Вот Гапка. По словам бабы Ульяны, очень завистливый. Как посмотрит своими глазищами, то и банка с молоком может треснуть (был такой случай, как покупала). А Федора вообще ведьмой называют. В пасхальную ночь на богослужении она не один год пыталась священника за праздничную одежду схватить. С того все только шепчутся, мол, ведьма.
— А ты знай, — наставляла Ульянка, — если ходишь в храм, если соблюдаешь заповедей Божиих, постишься, сповидуешся и причащаешься Тела и Крови Христовой, то никто тебя не сглазит, тебе не навредит.

***
— А-ну-ка научу тебя пасочку печь. Вероятно, в этом городе покупаешь? — Как-то предложила соседка.
— Стыдно, но признаюсь: пятьдесят лет не пекла, а когда в магазинах начали их продавать, то даже и желания не возникало за муку браться. Так давайте испечем …
Бабушка тогда пристально посмотрела на меня. Видимо, знала, что и наука же пригодится и ей …
Пекли мы пасху, отбросив все свои другие заботы на весь день. Скажу вам, то великое таинство — трепетное, величественное. Спозаранку бабушка приказала прийти в ее жилище только в платке из натуральной ткани, перед тем умывшись, прочитав молитвы, обязательно с нательный крестик. Хижина Ульянки сияла — вымыта, вычищена. Она подробно рассказывала, что, когда и сколько класть в замес. А когда попросила меня поднять дров, я нечаянно хлопнула дверью. Ох, и досталось мне на орехи! Потому стуком можно спугнуть тесто под печкой «подрастали», пахло, променилося … Рождалось!
Когда круглые лепешки посадили в печь, молча сидели с бабушкой за столом. Она налила в чашки травяной чай, и мы ждали … В тот момент, когда хлебцы начнут золотиться, вплоть ув носу щекочет. Когда же бабушка-дюймовочка деревянной лопатой вынимала их из печи и умощувала на скамью, я мигом их накрывала домотканым полотенцем.
И была безмерно счастлива, когда в корзине несли эти пасочки освячуватиразм с бабушкой и моим мужем. И тогда она призналась, что мы ей, как дети. А потом сказала:
— Слышите тишину? А будем идти назад, когда по земле прозвучит торжественное «Христос Воскресе», и обязательно соловей запоет.
— Не может быть! Для пения как-то рано, — не поверил мой муж.
— Услышишь … — сказала бабушка.
Дорога к нашему хутора действительно пролегала возле леса. Было пять утра, уже рассветало. Немного уставшие, но счастливые, мы втроем вернули на удаленном от села улицу. И чудо произошло … В еще убранном в листья лесные же защелкал соловей.
— Вот видите, и он радуется: «Христос Воскрес». А спозаранку, когда солнце сходить, посмотрите — оно проникает минитиметься. Такого в городе не увидите.
И мы дождались, когда всходило солнце. Хотя было ясно, но на мгновение оно выскользнуло из объятий облаков и показало нам свои радужные переливы. И мой муж, обняв меня за плечи, сказал: «Как хорошо, что мы купили этот дом».

***
Так пять лет здесь и живем. И бабушкина наука выпечки куличей мне все-таки согласилась. Я научилась уже сама их ловко замешивать, печь, даже в город родным возила. А когда три дня не встретила перед Пасхой на своем хуторе бабушки, заволновалась. Побежала к ней. Она лежала больная: «Это первый год, не святить куличи», — с сожалением сказала.
тот пасхального дня мы сразу не пошли из храма домой, а сначала — к бабе Ульяне. Несли две корзины, в которых и посвящены яйца, и масельце, и пасочки. Для себя и для нее. Поздоровавшись «Христос Воскрес», вручили ей подарок. «По вашему рецепту», — шепнула ей на ушко, когда целовала в щечку. А она почему-то расплакалась.


Tags:

начинают

петь соловьи?

Почему после

слов «Христос Воскрес»


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code