Почему на земле работать стыдно

Written by sovxoz   // 18.10.2013   // 0 Comments

 на земле работать стыдно

на земле работать стыдно

Если говорят, что молодежь нынешняя не так, как были когда-то мы, не способна она на какие-то нестандартные или героические поступки, — не верьте. Хотя моего героя ?продвинутые? представители нынешнего молодого поколения назовут скорее чудаком, чем героем-романтиком. Потому оставить областной центр и поехать работать в село — для некоторых даже более чудачество.
Олег Баланович поступил именно так. Закончив в 1990 году обучение в Ровенском институте водного хозяйства, оставив родителей в Ровно, он поехал на Волынь, где в Турийскому селе Новый Двор жили его дедушка и бабушка. И стал здесь к труду обычным колхозным инженером. А в 2002-м на свои еще совсем молодые плечи взвалил такую ??ношу, что даже не каждый опытный и битый годами человек отважится …

— Не знаю, но я не мог в городе жить. Придут выходные — куда дивайс, — объясняет свой поступок Олег. — Сельский душа у меня, наверное. Мог бы, конечно, где-то пристроиться в Ровно, и не мое это. Приехал вот сюда, начал работать. Затем события стали разворачиваться так, что все, нажитое руками и тяжким трудом многих людей, могло пойти по ветру. Как пошло во многих селах. И стояли бы руины вместо коровников, и поля бы заросли сорняками. Но смогли мы отстоять все.
Новом Двора не просто повезло. Наверное, счастливая звезда была над селом в то время, когда по трассе должен был проехать тогдашний глава облгосадминистрации Анатолий Француз, а судебные исполнители приехали забирать описанную колхозную технику за долги. Крестьяне, узнав о маршруте высокого чиновника, перекрыли дорогу пикетами и тракторами. И Герой Украины вынужден был остановиться и разобраться в этой конфликтной ситуации. Вмешательство Француза, боевой пыл судисполнителей и тех, кто уже потирал руки от предвкушения свежих денег за проданную конфискованную технику (а была описана вся тракторная бригада), заметно угас. Бывший колхоз имени Героя гражданской войны Николая Щорса получил нужную передышку в войне, чтобы найти выход и спасение. Новодвирци нашли: собрав собрание, они решили передать имущество крестьянском фермерском хозяйству ?Лан?, которое возглавил 26-летний Олег Баланович. Хотя еще до 2005 года тянулись суды, пересуды, пока в конце концов им не оставили в покое, и люди начали нормально работать. В 2002-м на фермах осталось 1060 голов КРС, и за эти годы поголовье не только не убавилось, но и возросло до 1360. Фермерский ?Лан? имеет 2,5 тысячи гектаров земли, и засеял лишь 1,5 тысячи. Для старой техники и эта нагрузка большое. А на новую пока не обзавелись.
— Мы уже так обнадиялися, расправили плечи в 2005-м. Впервые за много лет. Когда что-то получается — и хочется. Этот же год будет очень тяжелым, — рассудительно говорит Олег Петрович. — Прошлогодние цены на зерно выбили все устои стабильности. Чтобы купить тонну солярки, надо было продать девять тонн ржи. Выделили льготное топливо, ждали целых три месяца и должны были покупать за свои. И никто концов найти не может, где то топливо делось. Интересный получается у государства подход к селу, правда? Все наши партнеры требуют предоплаты. За электроэнергию, за топливо — деньги вперед требуют, а нам за молоко, например, платят в конце месяца. Слава, нашли одного партнера, который за топливо не требует предоплаты. Или взять с запчастями. Покупаем в якобы солидных фирм, но никто не гарантирует качества. Купили турбонаддув для комбайна поставили, а он не работает. Отсылают продавцы на завод, и год можешь ждать рекламации. И не известно еще, оно ничего не даст, потому что производитель найдет причину и еще сделает виновным тебя, мол, не так эксплуатировали или еще что-то. Вот я человек молодой, в советское время не работал, но жалею о том периодом хотя бы потому, что были на заводах отделы технического контроля, контролировали качество. Теперь, складывается впечатление, этим вообще никто не занимается.
Наломали незаурядных дров и с приватизацией земли. Так наломали, что до сих пор приходится расхлебывать. Как можно было так делить, чтобы посередине коллективного массива оказался приватизирован земельный пай, и те три гектара приходится теперь оборюваты неизвестно как? Или приходят люди по имущественный пай, а землю брать вообще не хотят. Но не самым тормозом прогресса на селе сегодня сама … государство. Потому что она создала такие условия, что люди отучились работать. Работать на земле сейчас не только не выгодно, вообще стыдно! Недаром ли крылатой стала фраза: ?На земле можно только горб заработать?. Земля обесценилась, ее перестали уважать и относиться как к кормилице. Когда-то ради нее люди ехали на заработки за моря-океаны, на чужбине зарабатывали доллары, чтобы прикупить землицы и несколько гектаров леса. И тогда ты хозяин, твоим детям и внукам ничего не страшно, потому что земля всегда прокормит. Почему же так пренебрежительно относимся к земле теперь? Работать на ней действительно трудно. И труд и неблагодарное, потому что государство мало чем помогает и единоличнику и коллективном хозяйству или фермерском. Проще объявить год села, чем о том село реально позаботиться, а не стимулировать дальнейший рост количества безработных. Любой мыслящий человек спросит: как может быть безработным человек, взявший земельный пай и работает на земле? А у нас крестьяне стоят на биржах труда, получая подачки от государства в виде пособий по безработице. Не разумнее эти средства было бы направить на удешевление кредитов для крестьян, чтобы могли они купить и дешевую технику и топливо, чтобы не горбатиться на земле как деды-прадеды, радуясь, имеющие хотя бы лошадь в хозяйстве, а не трактор или комбайн .
Как ни странно, но при нынешнем уровне сельской безработицы, как рассказывает Олег Петрович, он не может найти доярку на ферму.
— Зачем идти доить коров, если получишь на детей социальную помощь и почти те же деньги выходят? Попробуйте молодую девушку сегодня затянуть на ферму работать — ни за что не пойдет. На тех, кто работает, дуть надо. НЕ подоила сегодня коров, потому пьяная была, по селу ее ищешь и еще ничего не скажи, потому что завтра вообще на работу не выйдет. Изгоняем за прогулы и за пьянство человека, а она идет в Центр занятости и через три месяца получает пособие по безработице. У нас работает сто пятьдесят человек, а средняя зарплата составляет 280 гривен. Заработки то сезонные, на жатве и на посевной по 600-700 гривен получают, а зимой ничего. Ребята перед Новым годом на ферме спрашивают, когда зарплата будет, потому что нужно им девушку в бар повести, и на дискотеку. И они знают, что брат знаком в Луцке в мебельном цехе по полторы тысячи получает. Попробуй удержать его в селе, когда в том же Кузнецовске, скажем, на АЭС тоже зарабатывают земляки неплохо. Поехать есть куда. Хоть как-то так сложилось, что на сезоны наши люди почему-то не ездят. Не принято.
Мечтает молодой руководитель о том, чтобы и в Новом Дворе пришли на смену старому оборудованию новые доильные залы, такие, как в соседней Беларуси. Уже почти на каждой ферме три доярки нужно будет только для трехсот коров и качество молока, разумеется, будет безупречной. Хотя стоит такое удовольствие от 300 до 600 тысяч гривен и таких средств хозяйство еще нет. Планируют купить свою мельницу, пилораму, а будет мельница — можно и пекарню свою запустить. Олег Петрович посчитал, что нужно, чтобы их хозяйство не работало в убыток, и урожайность зерновых надо довести до 30 центнеров с гектара, а надои на корову — до 3 тысяч тонн. Если не достигнут этого — ничего не будет. По крайней мере именно такую ??задачу он поставил перед собой:
— Если не получится, то, наверное, пойду с хозяйства. Придется заняться чем-то другим. Если бы так работалось, как в 2005-м, — можно еще бороться. Только поголовье скота нарастили — уже надо продавать и погашать кредиты. Он поехали наши заготовители со свининой в Днепропетровск и звонят, что фура обратно возвращается. Не приняли, ибо велика сальность, говорят.
— А, может, не в Салу дело? Контрабандный польское мясо просто дешевле, для чего покупать свое?
— Наверное. Вот так и работаем. Год с надеждой, год в долгах, снова немного света в конце тоннеля и снова обвал. Экстремальный ныне ?вид спорта? — в селе работать. Но я оптимист по натуре. Рук пока не опускаем. Сеем, доим, телят выращиваем. Хотя, похоже, все закончится тем, что землю начнут продавать, придут иностранные инвесторы с новыми технологиями и работать в хозяйстве несколько человек вместо нескольких сотен. Зато зарплата будет сотни евро. Все оно к тому идет …
Изображенные Олегом Петровичем перспективы и радуют, и огорчают. Несколько человек с хорошей зарплатой — это хорошо. А остальным что останется делать? Сотням сельских семей, которые сейчас считают себя безработными? Думать надо уже сейчас, считать …


Tags:

на земле работать стыдно


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code