Александр Кара — живописец от Бога

Written by sovxoz   // 04.09.2013   // 0 Comments

живописец от Бога

живописец от Бога

Он сумел музыку и тишину увидеть и закрепить на холсте красками и горячим воском. Молчаливый и наблюдательный, Александр Кара кажется монахом, уединенным в келье перед мольбертом, в окружении ангелов и архангелов, которые медленно проявляются в его картинах, подтверждая нам, зрителям: эта живопись далек от штукарських выходок человеческой фантазии — он действительно от Бога.
Даром что темы своих картин художник берет в быту своих земляков — жителей Бессарабии. Но и быт может быть библейским бытием — в неспешной величия земледельческого труда. Именно так воспринимается ?Первая борозда? — один из шедевров, представленных в Украинском доме, в зале Музея истории Киева. В картине действительно соединяются земля и небо.
?На новой земле, под новым небом? родной Бессарабии Александр Кара открывает нам библейско-простой и высокий свет своего народа, несет Бога в душе. В мире и согласии живут здесь болгары и греки, украинском и молдаване — разные национальности, которые уважают свое (и соседа) этнические корни. Для художника быт болгарских крестьян полон священнодействия. Каждый изображенный в его картинах день является частью всего планетарного Бытия.
Художник-профессионал, председатель Измаильской организации Национального союза художников Украины, Александр Кара свободно владеет секретами живописного ремесла и безошибочно выбирает для каждой картины особую технику. Православный по прадедовским своими корнями, он генетически знает удивительный, знаковый мир византийских икон. В них нет ничего лишнего, случайного. Каждая деталь конкретно значимая, а все изображение кажется монументальным. Художник часто прибегает в своем творчестве к технике энкаустики — так в древности, смешивая краски с горячим воском, писали, постясь и молясь, на досках иконы. Впрочем, и живопись на холстах у Александра Кары преимущественно освящен высоким духом. Его женщины подобные мадонн, а лаконичность композиции даже бытовых сцен будто открывает окно в бесконечность тонкого мира. Тогда хлеб в женских руках — не просто еда, а хлеб насущный, который причащает человека-труженика в единство со Всевышним. Картина ?Сельский праздник? изображает священнодействие-создания праздничных караваев. Белые платки на женщинах подобные нимбов, а лица не прописаны совершенно, как то сами только души, образы света Любви, воплощенные в материю земного мира. Другая, также хорошо известная картина Александра Кары — ?Сельская песня? — даже построена по принципу иконы: вокруг основного лику изображены сцены жития. В ?Мелодии родного края? художник прибегает к цветовой гамме, присущей иконописи. А изображена девушка со свирелью стройнее дерево, она что-то видит вдали, недоступно зрения животных, мирно пасутся у ее ног, — овцы и черная коза. Кажется, с картины доносится вечная музыка живого степи, неизменная в тысячелетиях. ?Попутчики? с осликом однозначно отсылают нас к библейской теме — путешествия в Вифлеем, где суждено было родиться Иисусу Христу. Впрочем, Александр Кара, философски сочетая в целостность мир от глубокой истории по наше настоящее, отнюдь не прибегает к морализаторства. Он предоставляет значимой правды каждому новому дню с его нехитрыми заботами и радостями. Порой полотна выдают нам Кару-монументалиста — фигуры его картин будто изображены на своде храма или уподобляются фресок на толстенный многовековой стене. При том творчество его отнюдь не архаична. Например, ?Царская тишина? — проницательный портрет нашей современницы: даже не касаясь пальцами скрипки, лежащий перед ней, девушка слышит музыку небесных сфер в своей душе. Так приходит в тишине ответ на молитву, приходят весомые научные открытия, именно так происходит Прозрение. Художнику нельзя упрекнуть ?литературности? его картин; художник не нравится отдельные детали, он пишет зримо и образно, теми знаками, которые позволяют в трех поэтических строках вместить почти эпос. Александр Кара ничего не придумывает — ни пейзажей, ни интерьеров, ни материнских рук, ни золотой лозы, ни птички на коромысле … Все это в природе — видимое и доступное. Потому что каждый день и каждое движение человеческий может быть деянием, послушанием, служением. Тогда жизнь — это Свет, Любовь и Радость. Лишь бы только человек сам не сполохнула своего рая, возможного и на Земле.


Tags:

живописец от Бога


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code