Агробизнес Украины: все ли в порядке?

Written by sovxoz   // 03.08.2013   // 0 Comments

Агробизнес Украины

Агробизнес Украины

Какого черта его понесло на эту галеру?? (Ж. Мольер. Мещанин во дворянстве) Понятно, что без мантры ?населения и его благосостояние в мире растут, соответственно, растут и цены на продукты, поэтому их необходимо производить больше, и Украина здесь принадлежит ведущая роль ?пока никакие меры в агробизнесе не обходится. Приведу только коротенький перечень докладчиков, которые не прошли мимо этого, крайне сомнительно, утверждение: Владимир Осадчук (Noble Resources Ukraine), Алан Бульон (Informa Agra), Джон Шморгун (Harmelia), Юрий Давыдов (Creative Group), Джонатан Шохем (независимый аграрный эксперт), Леонид Козаченко (Украинская аграрная конфедерация). С альтернативной мыслью (?пищи хватает и хватать?) выступил Юрий Заставный (Bunge), но о его доклад расскажу чуть дальше. В выступлениях президента Украинской аграрной конфедерации и Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины (которой недавно исполнилось 20 лет) Леонида Козаченко постоянно звучат два тезиса: Украина — это ?хлебная корзина Европы?, для раскрытия потенциала аграрного сектора Украины необходимы инвестиции в 70 млрд долл.. США. Собственно, провозглашения Украины ?хлебной корзиной Европы? — очередной миф, что тешит самолюбие украинского (так же, как и миф, что вся западная цивилизация происходит из Триполье под Киевом). На самом деле, в Древнем мире ?житницей мира? был Египет, а Римской империи — еще и Сицилия. Наконец, Леонид Козаченко и сам признал, что ?Украина — хлебная корзина Европы? является мифом, приведя карту поставок украинского зерна: Украина является ?хлебной корзиной? бывшей Оттоманской империи. Ну, а по инвестициям в 70 млрд долл.., то — как в том анекдоте про слона, который может съесть тонну яблок, но кто же ему их даст? Кстати, Леонид Козаченко в подтверждение инвестиционной привлекательности Украины привел такой график (см. рисунок). Действительно, сельское хозяйство выглядит как-то сиротливо. Но давайте перестроим этот график с кумулятивных сумм в инвестиции по годам. Вот реальная картина общей инвестиционной привлекательности Украины, млн долл..: А это — фактическая визуализация инвестиционной привлекательности аграрного сектора Украины, млн долл..: Так что мантра ?сельское хозяйство Украины является инвестиционно привлекательным ?- еще один миф. ?Сеанс черной магии с полным ее разоблачением ? (М. Булгаков. Мастер и Маргарита) На Форуме были разоблачены и развенчаны целый ряд устойчивых мифов. Начнем с мифа о нехватке продовольствия. Здесь ?обличителем? стал Юрий Заставный из компании ?Бунге?. Итак, с 1960 по 2010 г. население Земли выросло с 3 до 7 млрд (средний темп роста — 1,71%). К 2050 г. население планеты вырастет еще на 2 млрд, но темп роста будет втрое меньше — 0,6%. Одновременно с 1960 по 2010 г. урожайность росла опережающими темпами — 1,84% / год и будет продолжать расти благодаря, в первую очередь, достижениям науки. Пищевые предпочтения растущего среднего класса в развивающихся странах, меняются: люди потребляют больше мяса, молока и пшеницы. Однако уже сейчас потребление калорий в Китае составляет 93% соответствующего показателя в ЕС, США, Японии. А потребление белка в Китае на душу населения уже сейчас — 88% показателя его потребления в тех же странах. Есть китайский потенциал роста потребления продовольствия иссяк. (Есть, правда, еще Индия, но там жарче климат, и столько калорий, как в ?холодных? странах, индийцам не нужно. Добавлю к этому, что желание питаться, как в развитых странах, приведет к всплеску сердечно-сосудистых заболеваний с соответствующими последствиями как для самих едоков, так и потребности стран в пище в целом. — Ю. М.) Итак, проблема — не в недостатке продовольствия, а в отсутствии денег у голодных для их приобретения. (И для ее решения нужно работать в поте лица своего, а не валяться под пальмами, ожидая очередную порцию дармовых продуктов от ФАО, и не заниматься любовью до умопомрачения, еще дальше увеличивая количество дармоедов. — Ю. М.) Еще два глобальных мифы развенчал независимый аграрный эксперт Джонатан Шохем. Первый миф касается ГМО — темы, которая уже стала традиционной ?страшилки? политиков-мерзавцев. Но ?собака врет, а караван движется дальше?: площади под ГМО в мире растут на 10 млн га / год, 80% сои в мире — это ГМО , так же как и 35% кукурузы и 30% рапса. Полностью расшифрован геном 20 культур, и стоимость таких исследований стремительно падает. Другой миф — это альтернативная ?зеленая? энергетика. Здесь ситуация такая: производство биотоплива достигло своего пика. Причин этому несколько: 1. Осознание того, что экологический вред от биотоплива намного превышает пользу от них. 2. Производство и использование биотоплива (особенно этанола) является экономически невыгодным по сравнению с традиционными нефтепродуктами. 3. США отказались от дальнейшего увеличения производства биотоплива (особенно этанола) 4. ЕС уже пересмотрел свои цели по внедрению биотоплива в сторону существенного уменьшения их доли (от 10 до 5%). 5. Этанол из целлюлозы неэффективен и неэкономичный. (а в Украине взят курс на увеличение производства биотоплива, в частности такой явной глупы, как этанол из сахара. — Ю.М.) Перейдем к развенчанию мифа о возрастающей роли Украины в обеспечении мира продовольствием. Уже болтают о средних ежегодные урожаи зерна в Украине в 70, а то и 100 млн т. А нардеп Виктор Бондарь говорит, что и 160 млн — вполне реально (но об этом — ниже). Оказывается, что все это — просто фантазии. И отрезвляющим фактором здесь является банальная причина в Украине за несколько лет не будет чем то зерно возить и где его хранить. На это обратил внимание экономист инвестиционного центра ФАО Дмитрий Приходько. При ожидаемом производства 55 млн т зерна в 2016 г. нехватка мощностей по хранению его и семян масличных может составить 15 млн т (потери — 3,6 млрд долл.. США). Не радужное и картина с обеспечением зерновой отрасли Украины вагонов-зерновозов. Каждый из строя выбывает 1,5 тыс. вагонов-зерновозов, а поскольку Укрзализныця закупать новые перевозочные мощности в ближайшие пять лет не собирается, то … А частные предприниматели тоже не горят желанием покупать вагоны-зерновозы: оно, видите ли, дорого — один вагон стоит 80 тыс. дол., и пусть государство этим занимается. А при урожае 90 млн т нужно будет иметь 15 тыс. вагонов-зерновозов, которых за один год изготовишь. Переходим к земельным отношениям. Сокрушительный анализ нынешнего состояния земельной реформы сделал Николай Орлов (юридическая компания ОМР): ???? Бестолковая приватизация земли породила: лоскутные земельные массивы, отсутствие возможности купить ее и инвестировать в землю, увеличение стоимости администрирования земельных банков. ???? С каждым годом эти проблемы только усиливаются! ???? В среднем по Украине 30-40% договоров аренды земли могут быть признаны недействительными. ???? Единственное, чем могут похвастаться государственные органы, — бесконечные реформы в земельном и аграрной сферах. Например, до сих пор не функционируют земельные аукционы, введенные еще ??в 2008 г.! ???? С 2008 откладывается продажу земель с.-х. назначения. ???? Все изменения, которые планировали или проводили, были: ?спонтанными?, введенным ?сегодня на вчера?, совершенно не учитывали интересы агробизнеса, не сопровождались и не сопровождаются разъяснениями госорганов, постоянно ухудшали ситуацию в агробизнесе. Вывод, который сделал Николай Орлов, вполне соответствует одному из выводов из закона Мерфи: если ваши дела идут плохо, в ближайшее время они пойдут еще хуже: ???? все может быть значительно хуже (или о чем говорят в коридорах) ???? ограничения размера земельного банка агрохолдингов; ???? национализация земли (путем выкупа или относительно честного отъема) ???? отмены налоговых льгот; ???? регуляторный коллапс (а почему бы не заставить всех остановить любой обработку без проектов севооборотов?). Добавил красок этой зарисовке Дмитрий Федорук из компании Clifford Chance: ???? что больше есть земельный банк, тем труднее им управлять; ???? компании часто является вертикально интегрированным, поскольку рост достигалось приобретением небольших и средних компаний, основными активами которых являются права аренды; ???? в результате этого возникают значительные финансовые и временные затраты на управление многочисленными мелкими компаниями, которые, к тому же, часто зарегистрированы в различных административных районах; ???? трудно консолидировать небольшие компании, обладающие правами аренды, поскольку это требует перерегистрации договоров аренды с новой компанией, становится правопреемником небольших компаний. Ну и наконец — развенчание мифов об инвестиционной привлекательности аграрного сектора Украины: тема тесно связана с рисками в аграрной сфере, развитием латифундий и ?прозрачной? государственной аграрной политики. ?? Титаники? аграрного сектора Украины Первый день Форума был специально посвящен теме ?Риск-менеджмент в агробизнесе?. Как красиво звучит: ?риск-менеджмент?! Что-то взрывной, оптимистичное. А на самом деле термин ?риск-менеджмент? просто означает: ?как не попасть впросак?. Вплоть оказывается, что риски в нашем аграрном секторе как раз и связаны с развитием латифундий, которые гордо называют себя ?Агрохолдинг?. Но я никак не пойму, почему они называются к тому же украинское, если подавляющее большинство из них кипрскими, люксембургскими, австрийскими, нидерландскими и британскими (остров Мэн)? И несмотря на свои умопомрачительные размеры (сотни тысяч гектаров), наши латифундисты является какими-то финансово убогими. Джон Шморгун привел такую ??статистику: общая капитализация 13 украинских компаний, оборот акций которых на финансовых площадках Европы совокупно составляет … аж 6 млрд долл.. (!). В 2011 г. на IPO вышли пять украинских аграрных компаний, которые извлекли из иностранных инвесторов до 140 млн долл.. ?Популярность? украинских компаний на европейских фондовых биржах настолько ?высокой?, что в 2012 г. ни одна новая украинская аграрная компания там не появилась. Ну и что представляют собой наши агрохолдинги с точки зрения эффективности? На этот вопрос ответил Йенс Бруно из компании Grain Alliance. ???? Крупные частные хозяйства является относительно новым явлением на земле. ???? Хорошие перспективы, но плохие результаты. ???? Отсутствие международного опыта: методы управления крупными европейскими или американскими фермами не работают. ???? Быстрое расширение — потеря контроля. ???? Географическая диверсификация — потеря контроля. ???? Неразвитость инфраструктуры информационных технологий и отсутствие квалифицированной рабочей силы (в том числе бухгалтеров и аналитиков) в сельских районах. ???? Отсутствие структурированной и своевременной информации: управление происходит ?постфактум?. ???? Только одна точка контроля и часто — в форме проверок. Так вот, риск-менеджмент как раз и имеет целью хотя смягчить влияние этих факторов, хотя в конце концов, рекомендации, которые обнародовали ?эксперты?, были вроде: ?если утонешь, домой не возвращайся ?. Оказывается, что из всех ужасов, которые подстерегают аграрных предпринимателей на каждом шагу, только погодные катаклизмы не зависят от человека (однако ?подстелить соломку? можно и при погодных неурядиц: использование засухо-и морозоустойчивых сортов и гибридов, мелиорация и т.п.) . Противостоять финансовым рискам (например, колебания цен) можно посредством заключения форвардных контрактов и хеджирования. Все другие риски, которые упоминали в Форуме, — дело рук человеческих: кражи урожая и материально-технических ресурсов, использование техники в собственных целях, рейдерские захваты, расторжение договоров (по поставкам, аренды). Но если разобраться, то по большинству этих рисков стоит низкий уровень менеджмента и алчность владельцев. С кражами борются установкой всевозможных датчиков, систем GPS, контроля и мониторинга, в основном ?влетает в копеечку?. А на самом деле, часто более действенным и дешевым решением было бы простое повышение зарплаты наемным работникам. Компании для ведения учета (финансового, управленческого) чаще всего используют систему ?1С?, не принимая во внимание, что она имеет свои ограничения и с ростом компании может просто ?захлебнуться ?. Некоторые особо самоуверенные менеджеры начинают разрабатывать собственные системы учета, а затем чешут затылки, когда оказывается, что изменения в законодательстве заставляют полностью эти системы перерабатывать или даже выбрасывать на помойку. Или такой фактор, на который обратил внимание Дмитрий Драгун (консалтинговая компания ?Бейкер Тилли? ): с расширением компании путем слияния или поглощения проблемой часто становилась попытка объединения баз данных учета. Отдельно вспомним риски политические. Опять же — это просто последствия непрофессионализма власти (а зачастую — и ее крайней коррумпированности) и дилетантизм нашей аграрной экономической науки. Впрочем, как подытожил Ничипорук из компании BDO Consulting, украинский аграрный сектор — это: никудышная материально-техническая база, низкая квалификация персонала и плохая образование. Если же говорить о риск-менеджмент (минимизация угроз), то в условиях Украины приведенные выше факторы означают, что затраты на него часто намного превышают пользу. В итоге имеем: введение риск-менеджмента позволило сделать вывод, что самой большой угрозой в агробизнесе является именно менеджмент. И этот вывод подкрепляется самой жизнью. ?Профессиональный? Украинский аграрный менеджмент уже доказал ?до ручки? четыре из этих ?успешных компаний?: MCB Agricole, Sintal, Landkom, Agrogeneration. И еще две движутся в том же направлении: Alpcot (которая приобрела обанкротившуюся компанию Landkom) и KSG Agro, акции которой за год упали в цене вдвое. Введение всевозможных льгот, в том числе фиксированного налога, повлекшее возникновение латифундий (о чем опять же предупреждали наших реформаторов). И поэтому вполне закономерно такой плачевный результат деятельности наших латифундистов. Некоторые особо самоуверенные менеджеры начинают разрабатывать собственные системы учета, а затем чешут затылки, когда оказывается, что изменения в законодательстве заставляют полностью эти системы перерабатывать или даже выбрасывать на помойку. Или такой фактор, на который обратил внимание Дмитрий Драгун (консалтинговая компания ?Бейкер Тилли? ): с расширением компании путем слияния или поглощения проблемой часто становилась попытка объединения баз данных учета. Отдельно вспомним риски политические. Опять же — это просто последствия непрофессионализма власти (а зачастую — и ее крайней коррумпированности) и дилетантизм нашей аграрной экономической науки. Впрочем, как подытожил Ничипорук из компании BDO Consulting, украинский аграрный сектор — это: никудышная материально-техническая база, низкая квалификация персонала и плохая образование. Если же говорить о риск-менеджмент (минимизация угроз), то в условиях Украины приведенные выше факторы означают, что затраты на него часто намного превышают пользу. В итоге имеем: введение риск-менеджмента позволило сделать вывод, что самой большой угрозой в агробизнесе является именно менеджмент. И этот вывод подкрепляется самой жизнью. ?Профессиональный? Украинский аграрный менеджмент уже доказал ?до ручки? четыре из этих ?успешных компаний?: MCB Agricole, Sintal, Landkom, Agrogeneration. И еще две движутся в том же направлении: Alpcot (которая приобрела обанкротившуюся компанию Landkom) и KSG Agro, акции которой за год упали в цене вдвое. Введение всевозможных льгот, в том числе фиксированного налога, повлекшее возникновение латифундий (о чем опять же предупреждали наших реформаторов). И поэтому вполне закономерно такой плачевный результат деятельности наших латифундистов. Некоторые особо самоуверенные менеджеры начинают разрабатывать собственные системы учета, а затем чешут затылки, когда оказывается, что изменения в законодательстве заставляют полностью эти системы перерабатывать или даже выбрасывать на помойку. Или такой фактор, на который обратил внимание Дмитрий Драгун (консалтинговая компания ?Бейкер Тилли? ): с расширением компании путем слияния или поглощения проблемой часто становилась попытка объединения баз данных учета. Отдельно вспомним риски политические. Опять же — это просто последствия непрофессионализма власти (а зачастую — и ее крайней коррумпированности) и дилетантизм нашей аграрной экономической науки. Впрочем, как подытожил Ничипорук из компании BDO Consulting, украинский аграрный сектор — это: никудышная материально-техническая база, низкая квалификация персонала и плохая образование. Если же говорить о риск-менеджмент (минимизация угроз), то в условиях Украины приведенные выше факторы означают, что затраты на него часто намного превышают пользу. В итоге имеем: введение риск-менеджмента позволило сделать вывод, что самой большой угрозой в агробизнесе является именно менеджмент. И этот вывод подкрепляется самой жизнью. ?Профессиональный? Украинский аграрный менеджмент уже доказал ?до ручки? четыре из этих ?успешных компаний?: MCB Agricole, Sintal, Landkom, Agrogeneration. И еще две движутся в том же направлении: Alpcot (которая приобрела обанкротившуюся компанию Landkom) и KSG Agro, акции которой за год упали в цене вдвое. Введение всевозможных льгот, в том числе фиксированного налога, повлекшее возникновение латифундий (о чем опять же предупреждали наших реформаторов). И поэтому вполне закономерно такой плачевный результат деятельности наших латифундистов.


Tags:

Агробизнес Украины


Similar posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code